13:20 

Две бабочки.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Две бабочки
Автор: Laora
Бета: patlatanata
Фандом: Naruto
Дисклеймер: Kishimoto
Пейринг/Персонажи: Гаара, Темари
Рейтинг: PG-13
Категория: джен с намеком на гет
Жанр: ангст
Размер: драббл
Саммари: написано по заявке Naruto ArtFest и арту.

Ее брат был монстром.
Чудовищем.
Об этом знали все в Суне. Об этом даже мама знала перед тем, как умереть – что он станет чудовищем.
Он забрал у них маму, ее брат. Он убил ее, родившись.
И тогда Темари пообещала себе быть сильной. До треснувших ногтей сжав кулаки – пообещала.
Быть слабой, полагаться на других… это все значит страдать. Ты не можешь ни от кого не зависеть, но если ты силен, то можешь осознанно выбрать, кому подчиняться. И тогда страданиям придет конец.
Пример ее брата доказывал обратное, хотя уж сильнее его, казалось, было не найти. Он задыхался от собственной силы. Сила душила его, сводила с ума – чудовище.
Было время, когда Темари думала, что ненавидит его. Было время, когда она всерьез мечтала – если бы песок не защищал его, тогда…
Она не помнила, в какой момент все изменилось. Может, ее женская сущность не вовремя проявилась – только однажды Темари пожалела Гаару.
Канкуро боялся младшего брата. Баки даже не пытался ему указывать – Гаара его не понимал. Он всегда делал все по-своему – опасное оружие, неконтролируемое.
Единственной, кто мог повлиять на Гаару в критических ситуациях, была и оставалась Темари.
Она была слабее его, и он это знал. Поэтому не препятствовал ей, когда она, поддавшись порыву, впервые обняла его – и тут же отпустила; не прерывал ее, когда потом, много позже, она решалась нарушить его уединение, чтобы рассказать о чем-то достаточно незначительном. Говорила всегда Темари, Гаара молчал; запоминал ее слова. После гибели Яшамару он слушал только ее, не спеша вступать в диалог.
Не исключено, что, если бы Гаара не слушал рассказы Темари, сам бы он давно разучился разговаривать. Ему это было ни к чему. В его темной бессонной реальности с годами ничего не менялось – тьма и жажда крови, и страх, подстерегающий в укромных углах.
Гаара ненавидел углы своей комнаты, ненавидел все темные места. Ночью его частенько можно было увидеть на улице, даже если приближалась песчаная буря. Для него она опасности не представляла.
В одну из этих одиноких ночей его нашла Темари. Она только вернулась с миссии; присела на скамью рядом с молчаливым Гаарой, который лежал, глядя в небо и, наверное, жалел, что не может уснуть. Вопреки обыкновению, Темари тоже молчала. Плотно стиснутые губы; в свои пятнадцать лет она успела прославиться как одна из самых жестоких куноичи, но не испытывала от этого счастья. Ее вообще мало что радовало.
Ее брат был чудовищем, однако сейчас, сидя рядом с ним, она понимала, что сама – чудовище не меньшее.
Его сестра.
Темари допускала, что иногда Гаара представляет, как убивает ее. Это ленивые и вязкие мысли, они не приносят ему удовлетворения – ее запрокинутое лицо, болтающиеся ноги в форменных сандалиях, сдавленный хрип, руки, сомкнувшиеся вокруг песчаного захвата в тщетной попытке разорвать его…
А потом она станет сломанной марионеткой. Как одна из тех, принадлежащих Канкуро.
Есть ли смысл обнимать ее так, единственно возможным для Гаары образом, если потом она никогда больше не сможет обнять его первой?
Иногда Темари казалась, что она способна прочитать мысли своего младшего брата. Опасного, непредсказуемого… Ее. Брата.
Легче всего ранить того, кто близок к тебе. Поэтому, наверное, между ними и была незримая песчаная стена – защита. Для нее, для него, отвыкшего кого-либо к себе подпускать.
- Темари, - голос Гаары, прозвучавший рядом, стал для нее настоящей неожиданностью. – Ты сегодня другая.
Она не ответила. Придвинулась ближе, приподняла его за плечи – без своей песчаной защиты Гаара казался совсем легким, – предоставила свои колени в качестве подушки. «Может, так заснешь…»
Гаара никак не отреагировал на ее нелогичный жест. Только его глаза на мгновение расширились – и сразу же приобрели свое прежнее выражение.
Так они и провели достаточно длительное время: он не шелохнувшись, она – запутавшись пальцами в его коротких, на удивление мягких волосах.
Рассвет стал для обоих неожиданностью – ослепил Гаару, позолотил торчащие хвостики вздрогнувшей Темари.
«Неужели уже утро?
Проклятье, и снова солнечно...»
Теплые лучи рассветного солнца коснулись лица Темари – вместе с чьей-то тонкой горячей рукой.
Темари не смотрела на Гаару, который сейчас выглядел так, будто увидел просвет в окружавшей его тьме. Ее внимание было приковано к верным спутницам света – двум бабочкам, которых привлекла то ли расцветка ее платья, то ли яркая шевелюра ее брата.
«Мы – как эти бабочки, - пришла неожиданная мысль. – Сейчас – есть, потом – нет. Жизнь состоит из малейших моментов вроде этого, жизнь сама, в конечном счете – момент… А что потом?»
Гаара опустил руку, не спеша убирать голову с теплых колен сестры.
Он сожалел о том, что в его мире все не может быть так просто, что он и Темари не могут существовать легко и беззаботно, не задумываясь о завтрашнем дне – как две бабочки.

@темы: Гаара, Темари, Фанфики

Комментарии
2015-04-14 в 18:30 

Red Fir
Призрачный Слесарь
Очень красивый текст *_*

2015-04-15 в 04:13 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Red Fir, спасииибо)))

     

ГААРА

главная